Коменский Ян Амос

Законы для учителей

Ян Амос Коменский

Раздел из «Законов благоустроенной школы», 
написанных Коменским в 1651 году
для школы в Сарос-Патаке (Венгрия).

1. Учителя должны быть людьми набожными, честными, деятельными и трудолюбивыми; они должны не только делать вид, но и на самом деле быть живыми образцами добродетелей, которые они прививают другим. (Притворство не может быть продолжительным.)

2. Чтобы активно выполнять обязанности, связанные со своей профессией и хранить себя от скуки и отвращения, они должны, во-первых, остерегаться низкой самооценки и не относиться к себе с презрением. Кто считает, что быть учителем постыдно и остается им только ради денег, конечно, убежит оттуда, как с жерновой мельницы, лишь только найдет другой род занятий, обеспечивающий большее вознаграждение. Но наши считают, что они поставлены на высоком почетном месте, потому что им доверена превосходная должность, выше которой ничего нет под солнцем, а именно: доводить маленькое подобие Бога до сходства с Ним, или, как говорит Бог через пророка «устроить небеса и утвердить землю» (Ис.51:16), т.е., положить основание для церкви и государства. Уверенные, что их труды служат на благо человеческого рода, они будут воспевать вместе с Давидом: «Межи мои прошли по прекрасным местам, и наследие мое приятно для меня» (Пс.15:6), и будут стараться, на сколько это от них зависит, сделать все возможное для такой возвышенной цели.

3. И так как это столь великое дело приходится совершать рискованным образом, используя собственную мудрость и собственные силы, то, прежде всего, они смиренно предадут самих себя, свою работу и преуспеяние своих учеников Богу, по примеру Великого Наставника, указавшего, что Он достиг одного: никто из тех, кого Ему дал Отец, не погиб, – и просил Отца сохранить их в своей добродетели (Ин.17: 11-12).

4. Итак, ближайшая забота будет состоять в том, чтобы мощно увлекать учеников благим примером; ибо нет ничего естественнее, как то, чтобы последующие ступали по следам предыдущих и чтобы ученики воспитывались на примере учителя. Руководство с помощью слов и предписаний обладает силой сообщить делу только весьма слабое движение. Поэтому наши учителя должны остерегаться походить на тех придорожных Меркуриев, которые только показывают простертой рукой, куда нужно идти, а сами туда не идут (Согласно мифологическим представлениям древних римлян Меркурий не только покровительствовал торговле, но и охранял путников. В Римской империи вдоль дорог было принято ставить столбы с изображением Меркурия, указывающего вытянутой рукой направление пути).

5. Наши учителя должны помнить, что юношество, посвященное Христу, нужно направлять преимущественно туда, куда хочет привести его Христос, – в Небеса. Итак, прежде всего, души необходимо посвятить познанию Отца, Сущего на Небесах, воле нужно внушить любовь, во всем исполнять волю Божью, чтобы нам творить ее на земле так, как творят ее ангелы на Небесах, и, наконец, должно возбудить надежду на вечное милосердие Его. Всему этому им необходимо неукоснительно учить своих учеников своею достойною Небес ангелоподобной жизнью, остерегаясь соблазнить какого-либо из малых сих мирским делом (ибо тем, кто это делает, Христос предвещает горе).

6. Но так как учителя получают не лиц, которых они тотчас же должны вести к Небу, а таких, которым предназначено первоначально проводить под Небом, здесь, среди людей, человеческую и богоугодную жизнь, то они должны приучать вверенных им к нужному для каждого человека образованию и к доброму повиновению законам человеческого общества, и опять-таки прежде и лучше всего примерами, нежели предписаниями. Следовательно, развитие умеренности и трезвости, а через то здравого и бодрого духа, будет обязанностью всех учителей: пусть пиры платоновские будут им приятнее, чем пиршества сибаритские (Имеется в виду диалог античного философа Платона (428-347 гг. до Р.Х.). «Пир», в котором описывается не само пиршество, а происходящая на пиру философская беседа о сущности любви). Подобным образом учителя должны заботиться о том, чтобы в пище и одежде показывать ученикам образец простоты, в деятельности – пример активности и трудолюбия, в поведении – скромности и доброго нрава, в речах – искусство разговора и молчания; словом, быть образцом благоразумия в личной и общественной жизни.

7. И, наконец, так как успехи в благочестии и нравственности выше, когда ум, оснащенный светом познания, умеет сделать лучший выбор среди вещей, а познание черпается из наук, то пусть учителя помнят, что их питомцы и в этом должны быть осведомленными. А потому учителя должны знать, хотеть и уметь сделать умы всех своих учеников мудрыми, языки – красноречивыми, руки – искусными в письме и в других действиях, и опять-таки с помощью постоянных примеров, наставлений и практики.

8. Итак, показывай им так, чтобы они что-нибудь видели, объясняй так, чтобы они понимали, заставляй их подражать, чтобы и они также могли выражать то, что ты можешь. И как только у них явится надежда, что они могут сделать, заставляй их повторять до тех пор, пока они не будут в состоянии делать это быстро и правильно. Итак, пусть хорошие учителя полагают, что (заметь хорошенько) самые незначительные обязанности очень важны: диктовать что-либо, наблюдать, внимательны ли ученики, частыми вопросами возбуждать силу ума, чтобы они понимали, а в процессе исправления, когда ученики сбиваются, искусно направлять.

9. Чтобы выполнять все это без скуки, необходимо относиться к ученикам по-отечески, серьезно и страстно желать им успехов, как будто учителя являются родителями духовного развития учеников. При этом они должны все делать добродушно, а не строго, помня слова Горация: «Все голоса за того, кто полезное свяжет приятно».

Это возраст, когда, не зная еще бремени жизни, полезное измеряется только сообразно с его приятностью и требует скорее сахара и меда, нежели настоящего кушанья.

10. Хороший учитель не пропускает ни одного удобного случая, чтобы научить чему-либо полезному. Итак, если нашим учителям придет на ум научить чему-либо хорошему, то они никогда не упустят такого случая, то ли это в школе будет, в присутствии всех, или за ее пределами, частным образом, с кем-либо одним. Но в этом последнем случае дело происходит следующим образом: то, что ученик усвоил частным образом, он должен повторить в классе перед всеми с двоякой пользой, во-первых, чтобы все привыкли внимательно воспринимать также и то, что говорится кому-либо за пределами школы, а также уметь передавать смысл воспринятого; во-вторых, то, что говорится кому-либо одному по какому-нибудь поводу, послужит на пользу всем; ибо школьный учитель должен быть в одинаковой мере учителем для всех.

11. Как самим им необходимо, прежде всего, делать то, что должно быть первым и самым главным, так и учеников своих должны учить тому же и требовать от них, чтобы они соблюдали это в том, а не в обратном порядке, т.е., они должны учить, прежде всего, самому необходимому – благочестию, затем – добродетельному обращению с людьми и, наконец, внешнему украшению жизни – наукам.

12. Итак, прежде всего, под страхом вечного проклятия учитель должен остерегаться терпеть, чтобы кто-либо уклонился от благочестия, и пусть старается держать всех в страхе Божьем. Если он этого не добьется, то пусть считает весь свой труд затраченным даром... Из числа нравственных добродетелей особенно настойчиво должен он рекомендовать и прививать с помощью упражнений умение переносить труды, более того – стремление к ним; ибо, достигнув этого, они будут иметь великое сокровище в жизни. Каждый учитель обязательно должен иметь перед глазами цель и задачу для своего класса, чтобы, хорошо зная, чего он должен достигнуть, все направлять в соответствии с этим; он добьется похвалы, если всех своих учеников доведет до этой цели, заслужит позор, если допустит того, чтобы кто-либо не достиг ее.

 

 

Обратная связь


АНО «Международные образовательные программы»   |   117420 Москва, ул.Намёткина, 15    |   е-mail: ispletter@gmail.com

Powered by Cornerstone